Европейская валюта отыграла все потери, которые спровоцировал своим последним решением ЕЦБ. Сработала логика «все плохое, что могло случиться, случилось».